МАТЬ
п о в е с т ь

          Впервые напечатано в 1906—1907 гг. в переводе на английский язык в журнале «Аппельтон мэгэзин».
          Отдельными изданиями «Мать» вышла в 1907 г., на русском языке — в Берлине, в издательстве И.П.Ладыжникова, и в переводе на английский язык — в Нью-Йорке и в Лондоне.
          В России повесть была опубликована с большими цензурными изъятиями в «Сборнике товарищества «Знание», книги шестнадцатая— девятнадцатая за 1907 г., книги двадцатая — двадцать первая за 1908 г.
          Впервые полностью в России «Мать» напечатана в 1917 году в пятнадцатом томе собрания сочинений, выпущенного издательством «Жизнь и знание».
          Подготовительную работу над повестью М.Горький начал ещё до революции 1905 г. В письме к В.А.Десницкому от марта 1933 г. М.Горький писал: «Мысль написать книгу о рабочих явилась у меня ещё в Нижнем, после Сормовской демонстрации. В то же время начал собирать материал и делать разные заметки. Савва Морозов дал мне десятка два любопытнейших писем рабочих к нему и рассказал много интересного о своих наблюдениях фабричной жизни... Собранный мною материал после 9 января 1905 г. куда-то исчез, может быть, жандармы не возвратили...
          ...«Мать» я писал в Америке, летом [190]6-го года, не имея материала, «по памяти»... Предполагалось после «Матери» написать «С Ы Н»; у меня были письма Заломова из ссылки, его литературные опыты, знакомства с рабочими обеих партий и с крупнейшими гапоновцами: Петровым, Инковым, Черемохиным, Карелиным, впечатления лондонского съезда, но всего этого оказалось мало. «Лето», «Мордовка», «Романтик», «Сашка» (рассказ "Лёгкий человек"Ред.) - можно считать набросками к «Сыну»...» (В.Десницкий. «М.Горький». Гослитиздат, 1940, стр.263).
          Первая часть повести в первоначальной редакции была закончена к началу сентября 1906 года в Америке, о чём М.Горький писал К.П.Пятницкому 5/18 сентября 1906 года: «...Кончил первую часть большой повести «Мать» (Архив А.М.Горького).
          Вторая часть закончена в конце 1906 г., что подтверждается письмом М.Горького к И.П.Ладыжникову, датируемым декабрем 1906 г.
          Первоначальная редакция повести, рукопись которой не сохранилась и о содержании которой можно судить лишь по английскому переводу, значительно отличается от первых изданий на русском языке: в первоначальной редакции убийство шпиона Исая совершает Андрей Находка, было больше эпизодических лиц, в сцене суда значительную роль играли защитники и т.д. Уже в текст для издания И.П.Ладыжникова (1907 г.) и в текст, предназначенный для публикации в сборниках товарищества «Знание», М.Горький внёс значительные изменения, которые сохранились до последних прижизненных изданий.
          Текст отдельного издания И.П.Ладыжникова (1907 г.) и текст, опубликованный в сборниках «Знания», содержат очень незначительные отличия.
          Рукопись повести не сохранилась. Сохранился отрывок первой части повести, представляющий собой машинописную копию, правленую автором (Архив А.М.Горького). Она служила оригиналом набора глав XVII—XIX, опубликованных в восемнадцатом «Сборнике товарищества «Знание» (соответствуют главам XXI—XXIX, настоящего издания). Оригиналом набора второй части в издании И.П.Ладыжникова (1907 г.) служила машинописная копия с немногими авторскими исправлениями (Архив А.М.Горького).
          По тексту отдельного издания И.П.Ладыжникова 1907 г. М.Горький готовил 2-е издание повести, 1908 г., в том же издательстве.
          Принятое деление на главы установлено М.Горьким при подготовке текста к этому изданию. Печатный текст отдельного издания 1907 года с исправлениями М.Горького, преимущественно стилистического характера, также хранящийся в Архиве А.М.Горького, служил оригиналом набора для отдельного издания И.П.Ладыжникова 1908 года, с которого в Берлине же было напечатано ещё одно издание, 1911—1912 гг. В 1914—1916 гг. М.Горький заново отредактировал текст повести для издательства «Жизнь и знание», но публикация его в России и на этот раз оказалась невозможной. В издания «Жизнь и знание» «Мать» была опубликована только в 1917 г. Эта редакция повести значительно отличается от предыдущих. Автор много работал над языком произведения и сделал некоторые сокращения текста. В 1922 г., готовя тексты своих произведений к собранию сочинений в издании «Книга», М.Горький в последний раз редактирует повесть.
          В результате этой редакционной работы значительно изменён образ Пелагеи Ниловны: вместо старухи, какой она изображалась в первых редакциях, М.Горький нарисовал её в последней редакции сорокалетней женщиной, соответственно изменив и психологические черты образа. В издании «Жизнь и знание», и особенно в собрании сочинений 1923—1927 гг., М.Горький значительно сократил части текста, содержащие рассуждения матери на религиозные темы.
          Значительным изменениям в двух последних редакциях подвергся образ Андрея Находки. М.Горький сокращал отвлечённо гуманистические рассуждения героя, делал его образ более реалистичным. Углублена также психологическая характеристика Павла.
          Несколько изменены в последней редакции и образы Рыбина и Весовщикова.
          Особое внимание в двух последних редакциях М. Горький уделил языку повести.
          Не имея под руками текста, выправленного для издания «Жизнь и знание» в 1917 г., М.Горький в 1922 году правил повесть заново по печатному тексту издания И.П.Ладыжникова 1911—1912 гг. Поэтому текст повести в издании 1917 года является «боковой» редакцией, не воспроизводимой в настоящем издании.
          В конце марта 1907 г. вышел в свет шестнадцатый сборник товарищества «Знание», в июне — семнадцатый сборник и в июле — восемнадцатый. В них была напечатана первая часть повести «Мать». На восемнадцатый сборник Петербургский комитет по делам печати наложил арест, а после доклада цензора Фёдорова арест был наложен и на два предыдущих сборника, значительная часть тиража которых к тому времени уже разошлась.
          По докладу цензора 3 августа 1907 г. Петербургский комитет по делам печати вынес постановление о возбуждении судебного преследования против М.Горького как автора произведения, содержащего противоправительственную пропаганду. Возможность выхода второй части повести в России таким образом была исключена. Чтобы всё-таки завершить издание, автору и редакции сборников товарищества «Знание» пришлось изъять все наиболее политически острые места. В главе XXVIII (соответствует XV—XVI главам второй части настоящего издания) были исключены: гневные слова Рыбина, разоблачающие произвол и насилие; эпизод избиения Рыбина урядником, затем становым; угрозы станового крестьянам за содействие Рыбину. В гл.XXIV (соответствует XVII—XVIII главам второй части настоящего издания) были вычеркнуты рассуждения матери о революционных действиях народа, о необходимости организованной борьбы против эксплоататоров, слова крестьян, свидетельствующие о том, что и они приходят к мысли о необходимости борьбы.
          16 марта 1908 г. М.Горький писал К.П.Пятницкому: «ХХ-й сборник (товарищества «Знание». — Ред.) производит тяжкое впечатление своими точками. «Мать», разбитая на куски, окончательно пропала...» (Архив А.М.Горького). Точками были заменены части текста, изъятые цензурой.
          В двадцать первом сборнике были опубликованы последние главы повести, причём наибольшее количество цензурных изъятий было сделано именно в них. Из главы XX (соответствует XIX— XX главам второй части настоящего издания) изъяты слова Николая Ивановича об одичании и жестокости, насаждаемых правительством, о зверской эксплоатации; изъята также часть разговора Николая Ивановича с Игнатием. Исключена была и сцена суда над участниками демонстрации, от слов Павла: «Здесь нет преступников, нет судей...», то есть конец XXII и вся XXIII глава (соответствует концу XXIV, XXV и XXVI главам второй части настоящего издания). Значительные изъятия были сделаны и в последней главе — в сцене ареста матери: вычеркнуты были слова матери о справедливых идеях, за которые боролся её сын, обличение ею существующего строя.
          Толчком к написанию повести «Мать» послужили события революционного движения в слободе Сормово Балахнинского уезда — теперь части города Горького. Живя в Нижнем Новгороде, М.Горький сам наблюдал многие из описанных в повести событий, он хорошо знал жизнь рабочей слободки, лично был знаком со многими участниками революционного движения: с рабочим П.А.Заломовым, послужившим прототипом Павла Власова; с его матерью — Анной Кирилловной Заломовой, ставшей прототипом Пелагеи Ниловны Власовой; с пропагандистами из Нижнего, работавшими в Сормове, — И.П.Ладыжниковым, А.И.Пискуновым и др.
          Описание первомайской демонстрации в повести «Мать» отражает события в Сормове 1902 г. Газета «Искра» в 1902 году (номер 21 от 1 июня) напечатала листовку Нижегородского комитета Российской социал-демократической рабочей партии с описанием демонстрации. На знамени, которое нёс Пётр Заломов, шедший во главе демонстрации, было написано: «Долой самодержавие! Да здравствует политическая свобода!»
          «Искра» освещала и судебный процесс над сормовичами, который шёл с 28 по 31 октября 1902 г.; в газете были полностью напечатаны речи Заломова, Быкова, Самылина и Михайлова. Участники демонстрации Заломов, Самылин, Быков, Дружнин, Ляпин и Фролов были приговорены Московской судебной палатой на вечное поселение в Сибирь с лишением всех прав состояния.
          «Искра» высоко оценила агитационное значение речей подсудимых. В 1903 году (номер 35 от 1 марта) было напечатано письмо П.А.Заломова, написанное им ещё в тюрьме, В письме Заломов выражал твёрдую уверенность в победе коммунизма и обещал отдать все свои силы делу революции.
          Публикуя на страницах номера 29 газеты «Искра» (1902 г., 1 декабря) речи П.А.Заломова и его товарищей на суде, В.И.Ленин предпослал им свою статью «Новые события и старые вопросы», в которой писал:
          «Наряду с ростовской битвой выдвигаются на первый план из политических фактов последнего времени каторжные приговоры над демонстрантами. Правительство решило запугивать всячески, начиная от розги и кончая каторгой. И какой замечательный ответ дали ему рабочие, речи которых на суде мы приводим ниже, — как поучителен этот ответ для всех тех, кто особенно шумел по поводу обескураживающего действия демонстраций не в целях поощрения к дальнейшей работе на том же пути, а в целях проповеди пресловутого индивидуального отпора! Эти речи — превосходный, от самих глубин пролетариата исходящий комментарий к событиям вроде ростовских и, вместе с тем, замечательное заявление («публичное оказательство», сказал бы я, если бы это не был специфический полицейский термин), вносящее бездну бодрости в длинную и трудную работу над «действительными» шагами движения. Замечательно в этих речах простое, доподлинно-точное изображение того, как совершается переход от самых повседневных, десятками и сотнями миллионов повторяющихся фактов «угнетения, нищеты, рабства, унижения, эксплуатации» рабочих в современном обществе к пробуждению их сознания, к росту их «возмущения», к революционному проявлению этого возмущения (я поставил в кавычки те выражения, которые мне пришлось употребить для характеристики речей нижегородских рабочих, ибо это — те самые знаменитые слова Маркса из последних страниц первого тома «Капитала», которые вызвали со стороны «критиков», оппортунистов, ревизионистов и т.п. столько шумных и неудачных попыток опровержения и изобличения соц.-дем. в том, что они говорят неправду).
          Именно потому, что говорили эти речи простые рабочие, вовсе не передовые по степени их развития, говорили даже не в качестве членов какой-либо организации, а в качестве людей толпы, именно потому, что напирали они не на их личные убеждения, а на факты из жизни каждого пролетария или полупролетария в России — такое ободряющее впечатление производят их выводы: «вот почему мы сознательно шли на демонстрацию против самодержавного правительства». Обыденность и «массовидность» тех фактов, из которых они делали этот вывод, ручается за то, что к этому выводу могут придти и неизбежно придут тысячи, десятки и сотни тысяч, если мы сумеем продолжить, расширить и укрепить систематическое, принципиально выдержанное и всесторонне революционное, (социал-демократическое) воздействие на них. Мы готовы идти на каторгу за борьбу против политического и экономического рабства, раз мы почувствовали дуновение свободы, — говорили четверо нижегородских рабочих. Мы готовы идти на смерть — как бы вторили им тысячи в Ростове, отвоевывая себе на несколько дней свободу политических сходок, отбивая целый ряд военных атак на безоружную толпу.
          Сим победиши — остаётся нам сказать по адресу тех, кто имеет глаза, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать» (В.И.Ленин. Сочинения, издание 4-е, том 6, стр.251—252).
          Материалы сормовского рабочего движения, равно как и многих других промышленных центров, были хорошо известны М.Горькому и послужили фактической основой его произведения.
          5 мая 1902 г. М.Горький уехал из Нижнего в Арзамас — место его ссылки — и вернулся незадолго до суда над сормовичами. Наблюдения над жизнью Арзамасского уезда, в частности за ростом революционных настроений среди крестьянства, дали ему материал для тех страниц «Матери», на которых описана деятельность Рыбина и поездка Ниловны и Софьи в деревню. Знакомство с деятельностью городской нижегородской социал-демократической организации и её членами дали материал для обрисовки революционной интеллигенции. Сцена похорон Егора Ивановича напоминает похороны студента Рюрикова, о которых тоже писала «Искра».
          М.Горький принимал активное участие в организации защиты сормовичей.
          14 октября 1902 г. М.Горький написал листовку-воззвание «К обществу» по поводу суда над участниками первомайской демонстрации 1902 г. в Сормове.
          31 октября 1902 г. М.Горький выехал из Нижнего в Москву. Среди провожавших его были и сормовичи — участники первомайской демонстрации, оправданные по суду.
          М.Горький не раз подчёркивал типичность характеров своих героев. В письме к Марии Михайловне [Черемцовой] он так характеризовал основных героев повести: «Когда писатель работает книгу, он изображает в ней не портрет того или другого знакомого ему человека, а старается изобразить в одном человеке многих, похожих на этого одного человека...
          Была ли Ниловна? В подготовке революции, в «подпольной работе» принимали участие и матери. Я знал одну старуху, мать рабочего-революционера, которая, под видом странницы, развозила революционную литературу по заводам и фабрикам.
          Нередко матери, во время тюремных свиданий с сыновьями, передавали им записки «с воли», от товарищей. Мать одного из членов ЦК партии большевиков хранила печать Комитета на голове у себя, в причёске.
          Жандармы дважды делали обыски в квартире, а печать не нашли.
          Такие матери были не так уж редки...
          Павел Власов — характер тоже не редкий. Именно вот такие парни создали партию большевиков. Многие из них уцелели в тюрьмах, в ссылке, в гражданской войне и теперь стали во главе партии, например, Клим Ворошилов и другие, такие же талантливые люди» (Архив А.М.Горького).
          В 1910 году М.Горький писал Н.И.Иорданскому: «...Ниловна — портрет матери Петра Заломова, осуждённого в 901 году за демонстрацию 1 мая в Сормове. Она работала в организации, развозила литературу, переодетая странницей, в Иваново-Вознесенском районе и т.д. Она — не исключение. Вспомните мать Кадомцевых, судившуюся в Уфе за то, что она пронесла в тюрьму сыну бомбы, коими была взорвана стена во время побега. Я мог бы назвать с десяток имён матерей, судившихся вместе с детьми и частью лично мне известных» (Архив А.М.Горького).
          В мае 1907 г. В.И.Ленин встретился с М.Горьким в Лондоне на V съезде РСДРП. В беседе с писателем Ленин высоко оценил повесть, прочитанную им ещё в рукописи. В воспоминаниях о В.И.Ленине М.Горький писал: «Я сказал, что торопился написать книгу, но - не успел объяснить, почему торопился, - Ленин, утвердительно кивнув головой, сам объяснил это: очень хорошо, что я поспешил, книга - нужная, много рабочих участвовало в революционном движении несознательно, стихийно, и теперь они прочитают «Мать» с большой пользой для себя.
          «Очень своевременная книга». Это был единственный, но крайне ценный для меня его комплимент».
          О воспитательном, пропагандистском значении книги писал К.Е.Ворошилов в своём поздравлении в день сорокалетия литературной деятельности М.Горького:
          «На ваших литературных произведениях воспитались целые поколения российских пролетариев, впервые увидевших в них образцы высокого, прекрасною искусства, понятного и родного им. Замечательная повесть «Мать» поистине является автобиографией рабочего класса, настолько много в ней чрезвычайно близкого, пережитого каждым пролетарием, прошедшим суровую школу старой проклятой русской жизни» («Правда». 1932 г., номер 267, 26 сентября).
          О том же говорят и многочисленные письма рабочих, видящих в повести книгу, которая учит рабочий класс всего мира жить и бороться.
          Повесть «Мать» включалась во все собрания сочинений, выходившие после Октябрьской революции.
          Печатается по тексту, подготовленному М.Горьким для собрания сочинений в издании «Книга», с исправлениями по предшествующим авторизованным изданиям.

          Текст находится в "Народной библиотеке М.Горького"


Т Е К С Т   |     |     |   R A R